Волкова Светлана (sofya1444) wrote,
Волкова Светлана
sofya1444

Category:

Регистрации биометрических данных превращает людей в животных

Оригинал взят у napravdestoy в Биополитика и биометрия

В современном обществе обещания и требования безопасности возросли и приобрели массовый, повсеместный характер. 1385323686_image14

В отношения между гражданами и государством вернулся принцип констуционности, имеющий своей целью укрепление гарантий безопасности, а не уважение к свободам.

Приоритет отдается в первую очередь безопасности, а во вторую очередь - свободе.

Право является одним из инструментов, и, возможно, самым главным, который призван дать ответ указанному вызову, в особенности сегодня, когда безопасность как коллективное благо, навязываемое государством, приводит к отсутствию безопасности для прав граждан.

Но здесь таится внутреннее противоречие: гражданина вынуждают прибегать к защите общественных требований по вопросам безопасности и одновременно выражать опасения по поводу возможности государства эффективно защищать основополагающие правовые интересы, а именно жизнь и ее безопасность.
Государство, для того чтобы показать свою эффективность, часто принимает меры, которые значительно снижают защиту прав человека, и даже в некоторых случаях нарушают закон. Эта релятивизация конституционной законности в сознании граждан узаконивается в качестве оправданной меры в целях обеспечения безопасности. Под предлогом защиты общества от угроз, таких как терроризм, органы государственной власти в современном обществе, как правило, видят в каждом гражданине потенциального преступника. Так называемая война с терроризмом служит в качестве алиби, которое способствует концентрации всего технологического и правового арсенала, позволяющего реализовать всеобщий контроль общества. Поэтому государственная власть добилась того, чтобы переориентировать основные приоритеты граждан в отношениях с государством, дабы уделять преимущественно внимание безопасности, что и подтолкнуло государство к внедрению новых форм. Сегодня говорят о «профилактической функции государства», о «педагогическом государстве», о «государственной защите», о формах «государственной безопасности», которые изменяют отношения между гражданами и государством.
В мире, где наиглавнейшие идентификационные признаки, унаследованные нами, сегодня расшатываются, а национальная идентичность оспаривается и где отдельные виды идентификации, которые у нас относят к различным более низким общим категориям (относящимся к профессии, религии, культуре), не приводят к более широкому консенсусу, - приходит биополитика с той целью, чтобы войти в наше тело, в наш генетический код, в некий неизгладимый признак идентификации. Тем самым осуществляется одна из форм господства, которая не следует преобладающему типу политического права в государстве, которое подразумевает законность, соблюдение принципа законности государственными органами и соответствующих возможностей для граждан оказывать противодействие действиям властей (признание прав, настаивание на судебной защите, коллективных действий).
Биометрия является одним из самых распространенных методов современной биополитики, то есть политизации жизни на узком биологическом уровне, где тело и «обнаженная жизнь» являются предметом наблюдения со стороны механизмов власти. Биополитика не противопоставляется традиционным отношениям власти, которые связаны с репрессивными механизмами государства, но ставится в связи с ними с тем, чтобы сформулировать более сложную концепцию власти.
Поскольку власть удовлетворяется тем, чтобы иметь возможность зарегистрироваться в том же теле, биометрия является лишь одним из методов тотального господства, которое включает и полную открытость - обнаженность жизни. Сегодня становится очевидно, что развитие в области биотехнологий, архивировании информации о здоровье, питании, личных привычках, сексуальных, политических, культурных или иных предпочтений, биометрические данные граждан формируют полную информацию о персональном профиле, как правило, без ведома их владельца, что создает серьезную опасность для частной жизни и для демократического устройства государства.
Очевидно, что дифференцированная качественная работа службы информации подрывает основное правило демократии - свободное выражение воли граждан и общение, а это потому, что преобразование гражданина в информационный объект разрушает участие его во всех спектрах демократических институтов, в особенности, когда он знает, что политическая и социальная активность подвергается учету и контролю. Наше ужасное поведение изменяется в том случае, если мы живем в условиях наблюдения и контроля. Бесконтрольный сбор информации приводит к манипулированию, поскольку без защиты личных данных не может существовать демократическое общество.
Тем не менее, самые важные виды опасности это те, которые угрожают человеку в области его личной независимости и частной жизни. Корреляция и соотнесение информации из различных сторон социальной жизни личности как потребителя, работающего, застрахованного лица, использование и публикация этих данных нарушает мир личности и законные желания распоряжаться и публиковать по желанию свои личные данные. Это одна из первичных угроз, риски, которые неосредственно относятся к конфиденциальности при ее традиционном понимании, т. е. как выражении прав для изоляции и ограждения в той сфере личности, которая самым тесным образом связана с частной жизнью.
Тем не менее, эти опасения касаются не только использования современной информации: в равной степени опасность заключается и в использовании данных о действиях человека в прошлом. Эти данные, которые могут быть связаны с негативными событиями из прошлого (например, незаконные деяния, которые за сроком давности аннулированы, отбывание наказания за уголовные преступления, судимость за долги, которые в конечном итоге погашены, уголовная ответственность, за которую подсудимый был оправдан, и т.д.), становятся предметом архивации и электронной обработки данных и хранятся в банках информации. Эта информация может быть получена на любом этапе жизни личности и стать основным камнем преткновения при стремлениях человека, направленных на его рост и развитие как личности. Таким образом, человек преимущественно обретает свое обличие из прошлого, от которого, вполне вероятно, он будет стремиться удаляться, но который, однако же, даже в случае его тиранического угнетения, будет лишаться своей непринужденности, инициативности. По этой же причине цифровая информация должна, за редким исключением, иметь фиксированное завершение. Архив биометрических данных из-за постоянных характеристик человека, которые он имеет, принадлежит именно к таким исключениям и это связано с вопросами безопасности.
Кроме того, в связи с непрерывной обработкой и приданием гласности фактов из базы данных, личность (в особенности когда она рассматривается как государственное лицо) обладает ограниченными возможностями для того, чтобы изменить свой выбор и с пользой использовать те возможности, которые ему предоставляются, поскольку страх перед преданием гласности "напоминания" об отрицательных моментах из прошлого приводят человека к самоизоляции. Таким способом человек лишается возможности забыть прошлые ошибки и вернуться в общество.
Особенно это относится к сбору информации для нужд журналистских исследований: в этом случае данные представляют собой синтез распределенной информации при субъективной оценке сборщиков этой информации. А это часто приводит к общей картине о человеке, составленной из заблуждений. Таким образом, человек теряет способность на самоопределение в социуме, на развитие социальных отношений, которые должны зависеть от него, а не превращаться в информацию от третьих лиц.
Серьезность вышеназванных угроз становится еще более очевидной и опасность возрастает, когда автоматическая запись и обобщение информации ведет к категоризации лиц по определенным стандартам. Классификация, основанная на определенном наборе характеристик, обычно оказывается единственным фактором, определяющем социальный облик человека, заставляя косвенно заклейменного информацией человека соответствовать определенному стандарту.
Потребности профилактической политики в таких областях, как борьба с преступностью, связаны с сохранностью и конфиденциальностью архива персональных данных граждан, который, согласно компьютерной программе, выявляет лиц с отклонениями. Такие лица без их ведома контролируются как потенциальные кандидаты в преступники, данные об их деятельности записываются в компьютерах и, возможно, коррелируются с другими записями, относящимися к потребительским привычкам, предпочтениям в развлечениях, общении и т.д.
Таким образом, каждый аспект личной жизни и всякое появление человека в социальном пространстве записывается и подвергается обработке таким образом, что анонимность удаляется и заменяется некой формой прозрачности, которая приводит к упразднению границ между общественной сферой и частной. Доступ к конфиденциальной информации 20 лет назад в основном касался государственных учреждений. Сегодня у всех нас есть доступ к информации, которая может быть конфиденциальной. Все мы можем с помощью наших телефонов заснять на видео наших соседей и выложить на YouTube.
На основании вышеизложенного мы все можем стать лицами, подвергнутыми методам общественного клеймения позором. Непрерывное биотехнологическое вмешательство, рост технологизации жизни, планы по евгенике (евгеника — наука по созданию здорового потомства — примеч. перев.), регистрации биометрических данных - все это превращает людей в животных, а граждане государства превращаются в его пленников.
Хотя биометрические данные вплоть до сегодняшнего времени использовались в ограниченном масштабе и для конкретных потребностей, их внесение в электронные паспорта проводится впервые и в массовом масштабе. Теоретически, биометрия отвечает следующим двум нуждам: для обеспечения безопасности лиц, которые перемещаются внутри стран и за их пределами и разумно желают иметь гарантии в том, чтобы их личные данные идентифицировались только с их носителями, а также и для требований уголовной политики, чтобы быстро и точно идентифицировать лицо, совершившее определенные виды преступлений. Другими словами, они располагают достоверными сведениями для эффективного контроля лиц, въезжающих в страну, а также облегчают поиск разыскиваемых лиц. Более того, через обработку биометрических данных добиваются контроля над теми, кто въезжает в страны и имеют особые требования по безопасности (аэропорты, метро, государственные учреждения, банки), или используют программные системы, которые имеют важное значение для защиты жизненно важных социальных институтов (государственной политики, национальной обороны, финансовой системы).
Но поскольку требования безопасности удовлетворяется не должным образом, так как коды биометрических данных, встроенных в чип, уже нарушены,  они представляют собой сомнительную систему безопасности, которая, даже если это было бы и безопасно, повлекла бы за собой немало рисков из-за связей архивов баз данных, произвольно классифицируемых, делающих лишь косвенные различия, за исключением коммерческого использования архивов данных. Я не стану заниматься особыми вопросами, которые поднимаются в процессе внедрения биометрии в электронных паспортах, тем не менее, утверждение о том, что следует избегать соединения архивов биометрических данных с централизованными базами данных разумно.
Относительно превентивной (профилактической) антипреступной политики, кроме ее сомнительных результатов, история также учит тому, что практика контроля, которая изначально сохранялась в отношении незаконных случаев, заканчивалась там, где речь шла о всех гражданах в целом. Таким образом становится ясно, что меры по усилению безопасности требуют постоянного существования некой чрезвычайной ситуации, которая даже в случае ее продолжительности несовместима с демократией.
Механизмы средств массовой информации, которые способны управлять и манипулировать общественным сознанием, представляют собой технологические механизмы, которые охватывают и определяют нашу жизнь. Между этими двумя концами существует некий разум без тела и некое тело без разума, и эта та область, которую мы иногда называем «политика», становится все более и более ограниченной и узкой и завершает «биополитическую татуировку, которую нам теперь навязывает США - (а впрочем и ЕС с новыми паспортами ) для того, чтобы мы вошли на их пространство, чтобы мы могли бы иметь этот предварительный знак, который позже потребуют принять в качестве физиологической записи тождественности доброго гражданина в государственных механизмах.
В любом случае опасность очевидна и она преимущественно обобщена в письменных трудах итальянского мыслителя: «Вас, в конечном счете, могут привести к такому положению вещей, в соответствии с которыми безопасность и терроризм составят одну смертельную систему, в которой одна оправдывает и узаконивает действия другой».
Перевод «Православного Апологета»
Литературная правка редакции «Русь-Фронт»
Источник: www.constitutionalism.gr
Публикуется в сокращении

rusfront.ru/6489-biopolitika-i-biometriya.html
Tags: электронное рабство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment