Волкова Светлана (sofya1444) wrote,
Волкова Светлана
sofya1444

Читинский безпредел

Оригинал взят у silver_baks в Бедный? Сдай детей в приют!
Оригинал взят у decalog в Бедный? Сдай детей в приют! Полицейские изъяли из читинской семьи ребёнка

Когда в дом семьи Меркуловых пришли женщины-полицейские, 12-летний Никита делал уроки и не подозревал, что визит незваных гостей обернётся для него тремя сутками жизни в социальном приюте «Надежда». Там домашнего мальчика, увлекающегося брейк-дансом, коротко постригли. Через несколько дней после плена «Надежды» Никита оказался в больнице с неврологическим обострением.

Всё случилось 15 ноября, в пятницу. По сообщению соседей, вернее, их доносу, сотрудники полиции, в том числе заместитель начальника Ингодинского отдела полиции Лариса Серова, инспектор по делам несовершеннолетних по Ингодинскому району Читы Наталья Лескова, представитель администрации Ингодинского района Лариса Гусева, пришли в дом семьи Меркуловых проверить информацию о том, что в доме замерзают дети.

По словам мамы мальчика, никто из женщин не представился, не показал удостоверение. Они практически с порога заявили, что в доме холодно. Причём диагноз «холодно» они поставили, исходя из собственных ощущений: «У нас замёрзли ноги». Мама Никиты — Любовь Николаевна говорит, что в доме было не меньше 26 градусов тепла, сын ходил по квартире в футболке. Дальше — хуже. Люди в форме, не имея специального образования, начали вешать ярлыки на всё, что видели в доме. Сами определили, что неправильно подключены электрические провода, сертифицированную печку назвали буржуйкой, за холодильник, заполненный продуктами, маму обвинили в том, что молоко, сыр, колбаса, фрукты куплены специально. В целом, приговор был суровым: признать условия жизни в доме опасными, ребёнка «спасти» — изъять из семьи.

Любовь Николаевна — мама двух детей. Младшей её дочке Софье — четыре года. Женщина работает в одной из читинских фирм офис-менеджером. Совместный заработок с мужем ниже среднего. Такой доход не позволял им быстро обрести собственное жильё, например, взять ипотеку. Долгое время приходилось снимать комнату или дом там же, в районе Острова. В 2011 году семья решила оформить в собственность земельный участок и с помощью материнского капитала построить дом. Выбрали заброшенный участок, подали все документы, получили договор аренды, построили на нём временный домик, утеплили его, купили печь и стали жить. Без проблем перезимовали в прошлом году. В этом же году в планах у семьи было на время зимы снять другой дом, более основательный. Любовь Меркулова расклеила объявления о том, что семья из четырёх человек снимет 1-2-комнатную квартиру или дом, а 16 ноября заключила договор с риелтором об аренде жилья. На время поисков отец с дочерью перебрались жить на Зенитку, к его родителям. Любовь Николаевна же подыскивала жильё на зиму, а пока они с Никитой сторожили имущество в своём доме — телевизор, холодильник, компьютер.

Со стороны вся эта жизненная ситуация кажется вполне обычной, и вторжение во всю эту российскую обыденность чужих людей с определённой установкой спасти ребёнка от гибели — совершенным абсурдом.

Три дня Никита прожил в социальном приюте «Надежда», где тоже свои законы. Первый — постричь всех новеньких для профилактики педикулёза. По словам мамы, Никита ходит на секцию брейк-данса, готовился к выступлению и специально отрастил определённой длины волосы. Полицейские, которые изъяли его из семьи, сказали, что ребёнок сам попросил, чтобы его постригли. Никита, конечно, это отрицает. В момент стрижки мальчик чувствовал себя беспризорником и сиротой. Когда Никиту забирали из дома, мама попыталась дать ему с собой сотовый телефон, но полицейские сказали, что не положено.

Два дня — в субботу и воскресенье Никита брал у девочки в приюте телефон и звонил родителям. Плакал. Просил забрать.

«Вечером в воскресенье он позвонил, я сказала, что завтра мы его заберём, он мне ответил так, что у меня затряслись руки: «Заберёте так заберёте, не заберёте — поеду в детдом», — и заплакал. Я понимала, что мой жизнерадостный ребёнок сломлен», — рассказывает Любовь Николаевна.

В понедельник Меркуловы пошли в органы опеки и попечительства, сотрудники которых сразу выдали разрешение на возвращение ребёнка в семью. Никиту забрали домой 18 ноября вечером. Сейчас мальчик лежит в больнице. Мама же, Любовь Николаевна, отстаивает честное имя семьи, которое начинают поливать грязью. Женщина написала заявление в прокуратуру, уполномоченному по правам ребёнка в Забайкальском крае, чтобы разобрали действия полицейских, установили, законно ли они изъяли ребёнка, причинив стресс всей семье.

Слово «благодетелям»

Если бы Любовь Николаевна тихо-мирно забрала ребёнка, поплакала в подушку, вздохнула и отнеслась к всему происходящему, как к «неприятности, которую мы переживём», то вся эта история могла остаться незамеченной. Активность женщины побудила вторую сторону конфликта рассказать свою правду. Для этого было организовано странное мероприятие. В кабинет заместителя начальника Ингодинского отдела полиции пригласили женщин, которые забрали Никиту из семьи, двух журналистов, уполномоченного по правам ребёнка Сергея Сиренко, представителя администрации района и соседей, тех, которые сообщили об опасном положении детей. Саму Любовь Меркулову никто на это «заседание ради оправдания» не приглашал и не ставил в известность, что оно будет. Конечно, зачем там мама ребёнка, соседи ведь лучше её знают, чем занимается сын, в какие секции ходит.

Всё, что происходило на этом заседании, было пропитано от начала до конца лицемерием.

«Чо она врёт, что ребёнок плакал, когда его забирали. Не плакал он, вышел в красной курточке, сел в машину и поехал спокойно», — говорил сосед.

«Да, не плакал он. Мы сели в машину, он начал спрашивать: «А маму лишат родительских прав?» Мы ему говорили, что нет, не лишат. У тебя мама хорошая, не пьёт. Сейчас она найдёт место, где тебе лучше жить, и ты вернёшься», — рассказывала Лариса Серова.

«Спасибо людям, которые сообщили. В каждый дом попасть сотрудник не сможет. Помощь идёт от работников школ, детских садов, соседей. Нам нужно было принять меры. Ребёнок находился в социально-опасном положении. Его жизни и здоровью угрожала опасность, ребёнок был изъят. Маме была предложена «Берегиня», бабушка отказалась его брать», — добавила Серова.

«Это не дом, а времянка из досок. Для летнего периода, как дачный вариант — возможно. Там висели оголённые провода, в любую секунду могло начаться возгорание, и это чудо, что они ещё живы», — продолжала замначальника Ингодинского отдела полиции.

«Никита? Да ничем он не занимается. Весь Остров от него стонет. Пусть она не врёт, что он у неё на домре играет и в кадетском классе учится», — это уже сосед.

«Органы опеки не должны были выдавать разрешение на возвращение ребёнка в этот дом. Мама почувствовала, что за её спиной такая структура, вот и понаписала везде заявления. Мы поступили правильно. По поводу стрижки, в «Надежде» знали, что это домашний ребёнок. Ну и сотрудники приюта говорят, что он сам попросил, чтобы его постригли», — пояснила Серова.

На вопросы, почему люди в форме отнеслись к этой ситуации не с позиции помощи, а с позиции изъятия, почему забрали ребёнка, отвезли в казённый приют, причинив ему стресс, ответ был вполне ожидаемым: «А если бы в эту ночь у них загорелся дом?… Мы 17 лет работаем в полиции, мы всё знаем о детских стрессах».

Чёткой позиции уполномоченного по правам ребёнка как таковой не было. Он сказал, что, по его информации, прокуратура, проведя проверку, не видит в действиях полиции правонарушений.

Представитель администрации Ингодинского района, заявив, что дать этой семье комнату в общежитии нельзя, так как в единственном общежитии на улице Каларской людей, как килек в банке, надел шляпу и ушёл.

Сотрудники полиции, уверенные в своей правоте, постоянно вторили: « А если бы с ребёнком что-нибудь этой ночью случилось». На возражение о том, что семья живёт в таких условиях уже не первый год, и никто на это не реагировал, посыпались благодарности соседям, какие они молодцы, что сообщили. Соседи же вызывают жалость: вместо того, чтобы по-доброму постучаться в дверь к Меркуловым и сказать: «Люба, как вы здесь? Может вам дрова нужны? Помощь какая-нибудь?», — они из окна наблюдали, как Никиту в красной курточке отвозят в приют, а его мама, закрыв ладонями лицо, рыдает.

По словам мамы, именно эти соседи вступили с ними в конфликт из-за участка, на который сами претендовали.

Кстати, после этого заседания, замначальника Ингодинского отдела полиции Лариса Серова, представитель администрации Лариса Гусева, уполномоченный по правам ребёнка Сергей Сиренко приехали к маме Никиты на работу. По словам Любови Меркуловой, пришли они с якобы благими намерениями — начали предлагать помощь: «Гусева говорила, что готова прописку сделать у себя в квартире, что выделят и 20 тысяч рублей на официальное подключение света, ещё комнату выделят в Железнодорожном районе Читы. Наобещали с три короба, ждём до сих пор».

Это беспредел!

Позиция органов опеки во всей этой ситуации — в пользу Меркуловых. Именно их включение в эту историю ограничило Никитин плен в приюте «Надежда» до трёх дней.

«В дом на Острове Никита не вернулся. Он сейчас в больнице, а семья переехала на Зенитку, к родителям мужа. Я на стороне мамы. Я не могу сказать, почему так действовала полиция. Если исходить из реалий сегодняшнего дня, то далеко не все могут создать положенные условия — 18 квадратных метров на человека и другое. В данном случае, семья будет строиться на этом участке. Там они построили временный домик, в котором созданы все условия для ребёнка. Там тепло, есть пища, есть место, где ребёнок готовит уроки. Мама с ребёнком там остаются на ночь. Если полиция им сказала, что невозможно жить в таких условиях, что там что-то не так с проводкой, то, прежде всего, нашей полиции необходимо было привести туда пожарную охрану, чтобы те, если необходимо, составили акт и заставили родителей принимать меры противопожарной безопасности. Вот что надо было сделать. А то, что там плохие условия — 16 квадратных метров на двоих — не повод изымать ребёнка», — сообщила корреспонденту ИА «Чита.Ру» начальник отдела социально-реабилитационной работы органов опеки и попечительства Читы Наталья Черниговская.

По словам Натальи Алексеевны, забрав ребёнка, полицейские должны были сообщить об этом в органы опеки: «Если вы считаете, что ребёнку угрожает опасность и что, если вы его не заберёте, то с ним что-то случится, поставьте органы опеки в известность. Вы считаете, что там всё рухнет, сгорит, а мама пьяная валяется, — вот тогда можно было ребёнка забрать. Такого не было. Отец отчима говорил: «Немедленно везите ребёнка сюда». Они ведь его не повезли. Я разговаривала с этим мальчиком, это нормальный, развитый ребёнок. Он говорит, что они его тащили в машину. В акте они написали: ребёнку столько-то лет, одет в то-то, как будто его подобрали на улице. Надо было написать, что ребёнка изъяли из семьи, так как там напрямую перекинута проводка. Но я — женщина, и они все женщины, откуда они знают, угрожает это ребёнку или нет. Печка соответствует всем нормам и ГОСтам. Я не знаю, зачем они поехали в эту семью. В Ингодинском районе более чем достаточно семей, где дети живут в ужасных условиях».


Начальник отдела социально-реабилитационной работы уточнила, что сотрудники часто выезжают на проверки семей и редко добиваются того, чтобы с нами поехал кто-то из органов полиции: «Здесь, пожалуйста, всё наготове. Документов, на основании чего они изъяли ребёнка, они не предоставили. На основании чего? Что им показалось, что проводка неправильно перекинута, маленькое помещение? У нас люди живут и не в таких условиях. Они не дали маме возможность принять меры. Дальше хуже — в приюте ребёнка постригают налысо, как будто он сам лично захотел. Никита мне сказал, что, когда он возразил по поводу стрижки, ему ответили: «Ничего, на мужика будешь похож». Это полнейший беспредел. То, что здесь нарушены права ребёнка и родителей, — это сто процентов».

Сейчас Никите необходимо пройти курс реабилитации, врачи рекомендуют отдых на Байкале. Средств у семьи нет. Так же Любовь Меркулова просит откликнуться тех, кто может содействовать в аренде жилья. Телефон для связи — 8914-466-4889. Сейчас семья живёт с родителями мужа на Зенитке, но это временная мера.

Эта история не должна закончиться вердиктом прокуратуры, которая признает или не признает действия полицейских правомерными. Нельзя чувства мамы и ребёнка, в жизнь которых вошли чужие люди и грязными ногами в ней натоптали, вместить в рамки закона. Ну и, конечно, странно заниматься самообманом, уверяя себя и окружающих в том, что ребёнка изъяли во благо, если это благо оборачивается бедой.
http://articles.chita.ru/56226/
Tags: ЮЮ, дети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments