Волкова Светлана (sofya1444) wrote,
Волкова Светлана
sofya1444

Оппозиции нужны лидеры? Пожалуйста, получите!

Согласна со многим, кроме утверждения, что наша героиня умна и самостоятельна. РМ вообще-то её слышал? Какие там "мозги", я вас умоляю! Косноязычна, многоречива, амбициозна, поверхностна и катастрофически неумна.  Как же глубоко должен быть закопан интеллект, если на её лице он вообще не отображается? Так не бывает!
Хитрость видна,  прекрасно просматриваются двоемыслие, чванство и высокомерие. Тотальное презрение  имеется, а признаки ума отсутствуют напрочь. Или она просто умело косит под "дурочку из переулочка"?
Мы изволим наблюдать этакую страстотерпицу, жертву толпы, просто вынужденную терпеть это человеческое быдло  ради ДЕЛА, не будем уточнять, какого. И так всё ясно!
По жизни она - гнусная тварь, способная на всё. Как хотите, но своим лживым распустившемся бабьим лицом она мне напоминает скорее хозяйку палатки по продаже моющих средств
с соседнего рынка .
Диву даёшься, какие убожества в нашем обществе всплывают на поверхность!
И вопрос К РМ: с какой целью он рекламирует эту мерзкую суку, как светоча мысли, "высокообразованного делового человека и отличного организатора"? Представлять её самостоятельным политиком и идеологом чего бы то ни было, это вообще за пределами добра и зла. Ей бы госдеповские тексты без ошибок прочитать, и то хлеб!
Похоже, РМ лукаво расхваливает нашу героиню в точном соответствии с рецептом Ильфа и Петрова: "не ради истины, а в интересах правды!".



Оригинал взят у russkiy_malchik в Ирина Прохорова - Гельман в юбке и с мозгами
C6o4GPAmKO8STGv5BLgg
МОСКВА, 20 декабря. /ИТАР-ТАСС/. Ирина Прохорова возглавила партию "Гражданская платформа", сменив на этом посту своего брата Михаила Прохорова. Ранее федеральный гражданский комитет (ФГК) партии на закрытом заседании принял решение о введении ежегодной ротации руководства "Гражданской платформы", оно вступило в силу 20 декабря. В результате голосования Прохорова стала главой партии и руководителем ФГК. При этом Михаил Прохоров остается главой федерального политического комитета.
Как бы в партии ни прикрывались заявлениями о ротации руководства, ясно, что Михаил Прохоров соскочил с активной политической площадки, тем самым завершив провальный проект "честный олигарх против тирана Путина". Но куда важнее то, что на его место пришла Ирина Прохорова, сестра и боевая подруга Миши-никеля на протяжении долгих лет. Если кому-то покажется это событие незначительным и даже признаком агонии "Гражданской платформы", это понять можно, так как для многих Ирина Прохорова - филолог и культуролог, "божий одуванчик" в окружении толстых и умных книг, но совсем не политический лидер. Образ скромного филолога, чуть ли не библиотекарши, красиво оттеняющий портрет разнузданного брата-миллиардера Прохорова, так тщательно и долгие годы пестовался самой Ириной Дмитриевной, а в 2012 году использовался Михаилом Дмитриевичем на президентских выборах, что трудно подумать о ней иначе. Между тем, знающие люди свидетельствуют, что Ирина Прохорова - жёсткий деловой человек, отличный организатор, грамотно использующий деньги брата при создании культурных проектов и в отличие от него умеющий доводить дела до логического завершения.

Возглавляемый ею Фонд Михаила Прохорова ведёт активнейшую деятельность в области культуры, медиа и всего того, что принято сейчас называть soft power. Задача этого фонда не скрывается и анонсирована в "шапке" официального сайта - "
интеграция российской культуры в общемировое культурное пространство". Под общемировым культурным пространством подразумевается так называемая "новая культура", "творческие эксперименты", то есть на самом деле агрессивное бескультурье, насаживаемое прогрессивным западными элитами всему человечеству. Фонд щедро спонсирует известного пропагандиста педерастии Льва Додина, помогает экспериментам "Театра наций" и за никелевский счёт возит по городам и весям страны так называемый "Новый европейский театр (NET)", высокохудожественные спектакли которого вызывают оторопь у русских аборигенов. Но это не беда, Ирина Прохорова постепенно перевоспитает нас и спасёт русских от вечной тирании.

Именно так. В последние месяцы Ирина Дмитриевна стала раскрываться именно как идеолог и политический манипулятор, Прометей, несущий светоч знаний тёмному народу. С каждым новым интервью она формулирует свои взгляды всё откровеннее и чётче, тем самым частично отбрасывая маску скромного интеллигентного филолога. Одно из самораскрытий Ирины Прохоровой произошло совсем недавно в программе Соловьёва "Воскресный вечер", когда она сделала ряд заявлений из репертуара махрового русофоба-либераста: "Иван Грозный, порезавший полстраны", "Россия - жестокая страна, где нет уважения к людям и всё решается жестокостью и бесправием", "история с геями - абсолютно высосанная из пальца проблема", "государственный террор, который пытается решать все общественные проблемы автоматом Калашникова" и многое другое. На что отец Дмитрий Смирнов, обвинив Прохорову во вранье, бросил ей в лицо, что у него с ней "разные корни". И попал в самое яблочко. При ближайшем рассмотрении взглядов Ирины Прохоровой становится очевидным, что это Гельман в юбке, то есть отъявленный русофоб и враг российского государства.

Такую ненависть к русскому народу и русской истории, представляющейся Ирине Дмитриевной сплошным мраком и варварством, такое пренебрежение к русским и православным традициям, которые выдаются ей за мракобесие, такая агрессивность к российскому государству, которая сквозит в каждом её политическом заявлении, те разрушительные смыслы, которые она продвигает в культурном пространстве, - всё это способны демонстрировать только люди, совершенно чуждые духовным корням русской цивилизации. И не просто чуждые, но желающие разрушить эту духовность, нивелировать её, растоптать и вогнать в небытие. При этом своё русофобство она прикрывает словами о гражданском обществе, праве на свободу и гуманизме, преподносимом как человеколюбие. Что, впрочем, неудивительно, так как изначально гуманизм появился именно как отказ от богоцентрической системы мировоззрения и утверждение в центре мира человека без Бога. Как только гуманизм получает возможность проявить себя во всей красе, он превращается в нынешний либерализм, а затем и в откровенный фашизм, что мы и видим на планете, когда "прогрессивно мыслящие" убивают "дикарей", потеряв надежду переформатировать их по своим лекалам. Кстати, хорошо была видна растерянность Ирины Прохоровой, когда отец Дмитрий задал ей вопрос, верит ли она в Бога. Она ответила, что не знает, но чуть далее мы увидим, что соврала - в Бога она не верит и, более того, предлагает бороться с верующими под видом борьбы с клерикализмом.

Прохорова не просто Гельман в юбке, она в отличие от безмозглого арт-болвана умна и высоко образованна, что позволяет ей действовать тонко, красиво упаковывая разрушительные идеи. На большой публике она всё-таки не раскрывается до конца и частично сохраняет вид скромного филолога. Но среди своих, в маленьком кругу её сторонников, как на презентации книги "
Городские движения России в 2009—2012 годах: на пути к политическому»" в петербургском магазине "Порядок слов", Ирина Дмитриевна более открыта и откровенна в выражениях.



Видео небольшое, отрывочное. Но обращу внимание на ключевые моменты и формулировки.
Начинается запись с того, что озабоченный житель Петербурга высказывает своё опасение по поводу крестного хода православных: "культура всё более клерикаризируется" и "не пропустим ли мы это движение в нашей секулярно ориентированной оптике". "Понимаете, это поднимается" - тихо и настороженно восклицает испуганный интеллигент, имеющий в виду под "этим" возрождение духовности среди русских. На что Прохорова грамотно и со знанием дела говорит, что в России никогда не было не клерикальной культуры, она всегда была традиционной - будь то в царской России или даже при коммунистах. В понимании прогрессивно мыслящей Ирины Дмитриевны - это, конечно, столетия мрака. То ли дело 80-90-е годы, когда впервые (!) в России начала формироваться "светская культура" - то есть впервые вообще дикарям принесли свет. Но эти дикари вместо того чтобы обрадоваться вновь начинают возвращаться к традиционным ценностям и такому ненавистному Ирине Дмитриевной клерикализму. "И вот как с этим бороться - это тоже процесс обсуждения", - говорит она, и понятно, что речь о борьбе с Церковью и верой в Бога в сердцах русских людей.

Второй отрывок связан с вопросом одного из настойчивых гостей, который прямо спросил у Ирины Дмитриевны, зачем она, такой хороший филолог и специалист по культуре, вдруг решила пойти в политику, неужели не хватает навыков, чтобы выразить себя в своей профессиональной деятельности? Прохорова начала отвечать со стороны и многословно, но смысл в том, что книга хоть и о политике, но в виде исследования о культуре и что, собственно, культура есть та же самая политика, поскольку не менее сильно влияет на гражданскую позицию людей, хоть и делает это косвенно. Тем самым Ирина Дмитриевна дала понять, что имеет представление о теории "мягкой силы" и, собственно, ей и занимается.

Среди прочего прозвучало нечто такое, что стало мостиком к самому важному в понимании позиции Ирины Прохоровой. Она сказала: "для меня это очень важное пионерское исследование, тем более что оно ведёт курс на идею о новой антропологии культуры, антропологический поворот, на серьёзные антропологические исследования, на расширение новой парадигмы, которая складывается...". О как! за нагромождением скользких и мутных слов скрывается претензия на новое объяснение законов развития человеческой культуры. В чём же оно заключается? Оказывается, ещё в 2009 году Ирина Прохорова в концентрированном видео объяснила это в статье "Новая антропология культуры". Рекомендую внимательно изучить эту работу, в которой заявлена ни много ни мало "новая научная парадигма", к появлению которой, оказывается, коллектив прохоровского журнала "Новое литературное обозрение" готовился все предыдущие 17 лет.

Проблематика статьи обозначается в откровенном отрицании особого пути России и отечественных традиций: "
Априорное признание мифологемы об эксклюзивности, “экзотизме” России, усугубляемое традицией жесткого разграничения и гуманитарных дисциплин, и национальных историй, приводит к парадоксальной ситуации: установки традиционной российской гуманитарной науки на объективность и позитивистский подход, с его развитым изощренным инструментарием, фактически покоятся на мистическом, иррациональном фундаменте. Интеллектуальным результатом такой установки всегда оказывается “порочный” (и эссенциалистский по своей сути) круг: либо декларирование “особого” пути, особой ментальности и “великой” миссии страны (иными словами — “золочение цепей”), либо возвращение к извечным проклятым вопросам: “что делать?” и “кто виноват?”. То же самое, но гораздо проще Ирина Дмитриевна высказала на встрече с почитателями: "слова о свей ментальности, о том, что у нас другой путь - это всё политическая болтовня безответственных людей". Вот так вот, вся самобытная история России, по Прохоровой, есть всего лишь плод политической болтовни. С этой точки зрения, 80-90-е годы, принёсшие России мучение и разруху, есть настоящая история и единственно светлое пятно в многовековой тьме русской истории, а момент разрушения единой великой страны называется в статье "чудом 1991 года". Чудом со знаком плюс, конечно, поскольку в тот момент мы стали нормальной страной, а не варварами.

Что касается самой "новой антропологии", то если переводить с птичьего псевдонаучного языка статьи на русский и выразить это сконцентриованно, то получится следующая нехитрая мысль. Существуют "закрытые" традиционные общества и страны и "открытые" модернистские общества и страны; и если ранее считалось, что все "закрытые" могут стать "открытыми", просто став калькой Запада, то, согласно прохоровской парадигме, каждое "закрытое" общество имеет свой собственный "ключ", и здесь не работает универсальный подход. Но чтобы понять этот ключ, создать его, надо вести долгую и трудную работу по изучению культурных кодов данного общества, чтобы понять его хитрости и секреты. Прохорова пишет: "Одним из мощнейших компенсаторных механизмов “закрытого” общества, по нашему мнению, становится дискурсивная культивация эмоции, в то время как “открытые” общества в публичном пространстве эксплуатируют метафоры рациональности. В “закрытых” обществах эмоция, чувство являются формами персональной и групповой идентификации (“мы — самые щедрые и гостеприимные”, “загадочная русская душа”, “бездуховный Запад”, “другим нас не понять” и т.п.); мистицизм оказывается неотъемлемой частью культурной и социальной практики, в литературе и искусстве понятия “искренности”, “душевности”, “правдивости” становятся важнейшим эстетическим критерием; в политической сфере взвинченная мобилизационная риторика замещает собой правовую и экономическую конкретику, в экономической сфере апелляции к энтузиазму используются для социальной мотивации".

Одновременно с изучением "закрытого" общества предлагается искать, собирать и консолидировать те элементы "открытости", тех прогрессивных людей, которые смогут помочь подобрать "ключ" к замку, а, может, и сами станут отмычкой традиционного общества - модные писатели, художники, журналисты, культурологи, редакторы и прочие креативно мыслящие люди. Те, для кого "закрытое" общество является неприемлемым. Из таких людей составляется элита, точнее контрэлита: "Наше предположение заключается в том, что в эпохи “закрытости” общество и культура вырабатывают некоторые компенсаторные механизмы, с помощью которых в редуцированном публичном пространстве могут происходить трансляция смыслов и воспроизводство элит, а также появляться какие-то инновативные практики и социальные формы. Нас интересует и то, как эти механизмы рождаются и функционируют в ситуации изоляции, и то, что происходит с ними после “приоткрывания” или окончания эпохи закрытости: трансформируются ли они, подвергаются ли перекодировке, исчезают вовсе или остаются неизменными".

Нынешняя Россия в данной парадигме представляется страной хоть и не "закрытой", но "закрывающейся". А потому вдвойне важно выработать механизмы консолидации творческих групп и элит, которые будут вскрывать страну изнутри. И что особенно важно - не политическими методами в узком смысле слова, а прежде всего информационными и культурными. Исходя из этого становится понятным, что Фонд Прохорова не просто занимается благотворительностью или финансирует педерастов из-за любви к извращениям, но видит в этом политический инструмент по предотвращению "закрытия" России или, если не получится помешать этому, то по "вскрытию" нашей мракобесной клерикальной культуры и приближению очередного "чуда 1991 года".

"Подробный сравнительный анализ скрытой механики социальных процессов внутри различных изоляционистских моделей позволяет понять, каким образом в “закрытых” обществах, которые внешнему наблюдателю кажутся абсолютно архаичными и статичными, мощная подземная работа модерного сознания в конечном итоге выходит на поверхность, взламывая ледовый панцирь изоляционизма", - подытоживается в статье та самая парадигма "новой антропологии культуры".

Говоря прямо, Ирина Прохорова, этот скромный филолог и культуролог, работает над тем, как нас, тёмный русский народ, нашу "закрытую" русскую цивилизацию "вскрыть" через подбор ключа к русскому культурному коду. И в этом смысле Православная церковь является, безусловно, главным препятствием, замком, мешающим "вскрыть" Россию. Потому и видит одной из главных целей борьбу с Церковью. Милая женщина, не правда ли? Теперь, думаю, слова отца Смирнова о "других корнях" должны быть поняты во всей полноте. Равно как и понятен смысл рокировки в руководстве "Гражданской платформы" - финансиста сменил идеолог, до сей поры находящийся в тени. И хоть значительных перспектив с такими позициями у партии нет никакой, но смысл её деятельности более чем очевиден - развал России и уничтожение русской культуры.
Tags: Прохорова, элита
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments